Поиск на страницах сайта

Некоторая информация об онкологии (фрагменты учебного пособия "ОНКОЛОГИЯ" для студентов медицинских ВУЗов, под редакцией П.В.Глыбочко, 2008 г.)

В последние годы демографические показатели в стране резко ухудшились. Продолжительность жизни населения России составляет 65,3 года: мужчин — 58,9 года, женщин — 72,4 года. Постоянно растет общая заболеваемость. Одновременно растет и онкологическая заболеваемость. Так, число случаев злокачественных новообразований на 100 тыс. чел. за последние 15 лет увеличилось на 61 %. Численность контингентов онкологических больных, состоящих на учете в специализированных учреждениях России, к концу 2004 г. составила 2,3 млн чел.

СТАТИСТИКА ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫХ НОВООБРАЗОВАНИЙ. СОСТОЯНИЕ ОНКОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ В РОССИИ

Заболеваемость злокачественными новообразованиями в РФ, как и во всем мире, продолжает увеличиваться, что наносит огромный экономический ущерб — более 90 млрд руб. в год, а при сохранении нынешних тенденций заболеваемости, к 2010 г. он может возрасти до 200 млрд р. В структуре причин инвалидности, утрата трудоспособности в результате злокачественного заболевания, занимает второе место после болезней системы кровообращения.
В 2004 г. в Российской Федерации только впервые выявлено 468029 случаев злокачественных новообразований (в том числе 219414 и 248615 у пациентов мужского и женского пола соответственно). В настоящее время в России в среднем регистрируется 52 случая злокачественных новообразований в час.
«Грубый» показатель заболеваемости злокачественными новообразованиями на 100 тыс. чел. в России составил 326,3 случаев (все показатели рассчитаны на среднегодовую численность населения 2003 г.).
Стандартизованный показатель (мировой стандарт возрастного распределения) составил 217,3 (в 2003 г. — 211,4).
«Грубый» показатель заболеваемости злокачественными новообразованиями составил 328,9 и 324 случая соответственно на 100 тыс. чел. мужского и женского населения.
Стандартизованный показатель заболеваемости мужчин в 2004 г. составил 267,4 случая, что выше уровня 2003 г. на 1,6% (263,1), а женского — 193,9 случая, что выше уровня 2003 г. на 3,9 %.

При рассмотрении показателей заболеваемости по отдельным нозологическим единицам получены следующие данные.
В России продолжается снижение заболеваемости раком желудка. В 2004 г. этот показатель составил 30,8 случаев на 100 тыс. чел. Уменьшается заболеваемость раком трахеи, бронхов, легкого (41,2 случая на 100 тыс. чел.).
Растет заболеваемость раком толстой кишки. Так, за пятилетний период заболеваемость раком ободочной кишки увеличилась на 16,5 %, а раком прямой кишки на 11,6 %. Злокачественные опухоли кожи, предстательной и щитовидной желез, почек относятся к категории новообразований, для которых характерен активный рост заболеваемости.

Наиболее часто встречающимися злокачественными новообразованиями в России в 2004 г. (как и в предшествующие годы) были опухоли трахеи, бронхов, легкого (12,6% новых случаев рака), желудка (9,5%), молочной железы (10,5%).
Первые места в структуре заболеваемости злокачественными новообразованиями мужского населения России распределены следующим образом: опухоли трахеи, бронхов, легкого (22,3 %); желудка (11,4%); кожи (10,7%); предстательной железы (6,9%); ободочной кишки (5,5%); прямой кишки (5,1 %).
Злокачественные опухоли молочной железы (19,8 %) являются ведущей онкологической патологией у женщин. Второе и третье места занимают новообразования кожи (15,3 %) и желудка (7,7 %). Далее (в порядке убывания) следуют новообразования ободочной кишки (6,9%), тела матки (6,7%), шейки матки (5,1 %), яичников (4,9%).
У мужчин максимальное число заболевших приходится на возрастную группу 60 — 69 лет (34,2 %), у женщин — на возрастную группу 70 — 79 лет (28,5 %). Рост доли лиц пожилого возраста более выражен в женской популяции в связи с аномально высокой смертностью мужчин трудоспособного возраста от неонкологических заболеваний.
Растет число больных с первично-множественными злокачественными новообразованиями. Доля пациентов с данной патологией среди больных с впервые в жизни установленным диагнозом злокачественного новообразования, составила в 2004 г. 2,7 % (в 1994 г. — 1,1 %), а показатель заболеваемости в 2004 г. составил 8,3 случая на 100 тыс. чел. (в 2003 г. — 7,5).
На конец 2004 г. в онкологических учреждениях России на учете состояли под наблюдением 2 319 740 больных со злокачественными новообразованиями, т.е. 1,6 % населения страны.
Ежегодно в России регистрируется 2535 новых случаев злокачественных новообразований у детей. Опухоли ранних стадий диагностированы у 30 % больных детей. На конец 2004 г. на учете в онкологических учреждениях состояло 12112 детей, из них 5000 (41,6 %) наблюдались 5 лет и более.
В структуре заболеваемости детей отмечено снижение доли гемобластозов (с 52,1 в 1994 г. до 44,3% в 2004 г.), увеличение доли злокачественных новообразований центральной нервной системы, печени, костей и суставных хрящей, мягких тканей, почки.
В 2004 г. от злокачественных опухолей умерли более 1 047 детей. Из них 41,5% умерли от гемобластозов, 24,8% — от опухолей центральной нервной системы, 13,7 % — от злокачественных новообразований костей, мезотелиальных и мягких тканей.

О качестве онкологической помощи, оказываемой населению нашей страны, свидетельствуют следующие данные. Доля больных со злокачественными новообразованиями, выявленных при профилактических осмотрах в 2004 г., составила 11,3 % (в 2003 г. — 10,5 %), т.е. показатели активного выявления злокачественных новообразований в России неадекватны современным возможностям медицины.

Доля диагнозов, получивших морфологическое подтверждение, составила в 2004 г. 80,0 % от числа выявленных злокачественных новообразований. Низким остается удельный вес морфологически верифицированного диагноза рака трахеи, бронхов, легкого — 55,0 %, пищевода — 76,1 %, предстательной железы — 81,8 %, ободочной кишки — 78,9%, желудка — 79,0%.

Несколько увеличилась доля больных злокачественными новообразованиями, выявленных в I —II стадии опухолевого процесса. Доля их от числа лиц с впервые установленным диагнозом злокачественного новообразования в 2004 г. — 43,3 %. Данный прирост обусловлен снижением доли больных с III стадией опухолевого процесса — 24,8 %. Уровень запущенности (IV стадия заболевания) составил 23,3%, т.е. каждая четвертая опухоль выявляется при наличии отдаленных метастазов.

В административных территориях России в 2004 г. функционировали 117 онкологических диспансеров, в том числе 110 со стационарами, 2359 онкологических и 252 радиологических отделения (кабинетов). В медицинских учреждениях России число смотровых кабинетов, осуществляющих профилактические осмотры и ориентированных в основном на диагностику патологии женской репродуктивной системы, уменьшилось на 176 (по сравнению с 1999 г.).
Сохраняется отчетливая тенденция роста числа специализированных диагностических подразделений, оснащенных эффективным современным высокотехнологичным оборудованием. По сравнению с 1999 г., число отделений компьютерной томографии, эндоскопии, ультразвуковой диагностики увеличилось и достигло соответственно 364, 4334 и 5894.
Коечный фонд специализированных учреждений на протяжении 2000 — 2004 гг. несколько увеличился (на 251 койку), число онкологических коек в расчете на 1 000 больных с впервые установленным диагнозом злокачественного новообразования, снизилось с 65,7 до 63,5. Число рентгенорадиологических коек составило 7826 или 16,7 на 1 000 вновь выявленных больных. На 10000 детского населения по-прежнему приходится 0,3 онкологической койки.

ДОБРОКАЧЕСТВЕННЫЕ И ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫЕ ОПУХОЛИ.

В клиническом отношении опухоли неравнозначны, поэтому их подразделяют на три группы:

Доброкачественные (или зрелые) опухоли, состоят из клеток, в такой мере дифференцированных, что почти всегда представляется возможным определить, из какой ткани они растут (гомологичные опухоли). Нарушена лишь органотипическая и гистотипическая дифференцировка. Характерен тканевой атипизм опухоли, рост ее экспансивный и медленный. Опухоль не оказывает гибельного влияния на организм, как правило, не дает метастазов.
В связи с особенностью локализации, доброкачественные опухоли иногда могут оказаться опасными. Так, доброкачественная опухоль твердой мозговой оболочкименингиома, сдавливая головной или спинной мозг, может вызвать серьезные нарушения деятельности ЦНС.
Доброкачественная опухоль может малигнизироваться, т.е превратиться в злокачественную.

Злокачественные (или незрелые) опухоли, состоят из мало- или недифференцированных клеток: они утрачивают сходство с тканью, из которой исходят (гетерологичные опухоли). Нарушена не только органотипическая и гистотипическая, но и цитотипическая дифференцировка. Характерен клеточный атипизм, сочетающийся с тканевым, рост опухоли инфильтрирующий и быстрый.
Злокачественные опухоли, бедные стромой, растут быстро, богатые стромой — более медленно, но все же быстрее, чем доброкачественные. Иногда злокачественные опухоли растут неравномерно: рост их ускоряется после травмы, при беременности, но замедляется при развитии воспаления в области опухоли.
Подразделение опухолей на доброкачественные и злокачественные не всегда возможно.
Поэтому отдельно выделяют новообразования с местно-деструирующим ростом и потенциально злокачественные. Для местно-деструирующих опухолей, как и злокачественных, характерен инфильтрирующий рост, и порой после их радикального удаления часто развиваются рецидивы. Однако эти опухоли не метастазируют. К данному типу относят базалиому (базально-клеточный рак) кожи, плеоморфную аденому слюнной железы (смешанную опухоль), десмоидные фибромы.
В группу потенциально злокачественных включены опухоли, которые при морфологических признаках доброкачественности иногда могут давать метастазы. Это — карциноиды тонкой кишки, гигантоклеточная опухоль кости (остеобластекластома), мукоэпидермоидная опухоль слюнной железы, гранулезоклеточная опухоль яичников.

Выделяют дифференцированные (высоко-, умеренно- и низкодифференцированные) — менее злокачественные, и недифференцированные — более злокачественные опухоли. Установление степени дифференцировки, а значит, и степени злокачественности опухоли, имеет большое прогностическое значение.

СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О КАНЦЕРОГЕНЕЗЕ.

В настоящее время установлено, что злокачественное новообразование — это заболевание генетического аппарата клетки, это длительный хронический процесс, развивающийся в организме десятки лет. Устаревшие представления о скоротечности опухолевого процесса, уступили место современным понятиям.
Процесс превращения нормальной клетки в опухолевую ,обусловлен накоплением мутаций, вызванных повреждениями в геноме. Возникновение этих повреждений, происходит как в результате эндогенных причин, таких как ошибки репликации, химическая нестабильность оснований ДНК и их модификация под действием свободных радикалов, так и под влиянием внешних факторов химической и физической природы.
Изучение механизмов опухолевой трансформации клетки, имеет давнюю историю. До настоящего времени было предложено множество концепций, пытающихся объяснить механизмы превращения нормальной клетки в раковую. Большинство из этих теорий имеют лишь исторический интерес или входят как составная часть, в принятую в настоящее время большинством патологов, универсальную теорию онкогенеза — теорию онкогенов.
Онкогенная теория канцерогенеза позволила приблизиться к пониманию того, почему различные этиологические факторы вызывают одно по своей сути заболевание. Она явилась, первой единой теорией возникновения опухолей, включившей в себя достижения в области химического, радиационного и вирусного канцерогенеза.
Основные положения теории онкогенов были сформулированы в начале 1970-х гг. Р.Хюбнером и Г.Тодаро, которые высказали предположение, что в генетическом аппарате каждой нормальной клетки содержатся гены, при несвоевременной активации или нарушении функции которых, нормальная клетка может превратиться в раковую.

В течение десяти последних лет, онкогенная теория рака обрела современный вид и может быть сведена к нескольким принципиальным положениям:

  1. онкогенами принято называть гены, которые активируются в опухолях, вызывая усиление пролиферации и подавление гибели клеток; онкогены проявляют трансформирующие свойства в экспериментах по трансфекции;
  2. немутированные онкогены действуют на ключевых этапах реализации процессов пролиферации, дифференцировки и программированной гибели клеток, находясь под контролем сигнальных систем организма;
  3. генетические повреждения (мутации) в онкогенах, приводят к высвобождению клетки от внешних регулирующих влияний, что лежит в основе ее неконтролируемого деления;
  4. мутация в одном онкогене практически всегда компенсируется, поэтому процесс злокачественной трансформации требует сочетанных нарушений в нескольких онкогенах.
Другая сторона проблемы, касается механизмов сдерживания злокачественной трансформации и связана с функцией так называемых антионкогенов (супрессорных генов), оказывающих в норме инактивирующее действие на пролиферацию и благоприятствующих индукции апоптоза. Антионкогены способны вызывать реверсию злокачественного фенотипа в опытах по трансфекции. Практически каждая опухоль содержит мутации в антионкогенах как в форме делеций, так и микромутаций, причем инактивирующие повреждения супрессорных генов встречаются гораздо чаще, чем активирующие мутации в онкогенах.
Суть молекулярно-генетических изменений составляют следующие три основных компонента: активирующие мутации в онкогенах, инактивирующие мутации в антионкогенах, а также генетическая нестабильность.

В общем плане канцерогенез рассматривают на современном уровне как следствие нарушения нормального клеточного гомеостаза, выражающегося в потере контроля над пролиферацией и в усилении механизмов защиты клеток от действия сигналов апоптоза.
В результате активации онкогенов и выключения функции генов-супрессоров, опухолевая клетка приобретает необычные свойства, проявляющиеся в иммортализации и способности преодолевать так называемое репликативное старение (а также смотрите на biomolecula.ru). Мутационные нарушения в опухолевой клетке касаются групп генов, ответственных за контроль над пролиферацией, апоптозом, ангиогенезом, адгезией, трансмембранными сигналами, репарацией ДНК и стабильностью генома.

В настоящее время в развитии опухоли выделяют несколько стадий.
Первая стадия — стадия трансформации (инициации) — процесс превращения нормальной клетки в опухолевую (раковую). Трансформация является результатом взаимодействия нормальной клетки с трансформирующим агентом (канцерогеном).
В течение I стадии канцерогенеза происходят необратимые нарушения генотипа нормальной клетки, вследствие чего она переходит в предрасположенное к трансформации состояние (латентная клетка). В течение стадии инициации канцероген или его активный метаболит, взаимодействует с нуклеиновыми кислотами (ДНК и РНК) и белками. Повреждения в клетке могут иметь генетический или эпигенетический характер. Под генетическими изменениями понимают любые модификации в последовательностях ДНК или числе хромосом. К ним относят повреждения или перестройку первичной структуры ДНК (например, генные мутации или хромосомные аберрации), или изменения в количестве копий генов либо целостности хромосом.
Вторая стадия опухолевого процесса — стадия активации, или промоции, суть которой заключается в размножении трансформированной клетки, образовании клона раковых клеток и опухоли. Эта фаза канцерогенеза в отличие от стадии инициации обратима, по крайней мере, на раннем этапе неопластического процесса. В течение промоции инициированная клетка приобретает фенотипические свойства трансформированной клетки, в результате измененной генной экспрессии (эпигенетический механизм). Появление в организме раковой клетки не приводит с неизбежностью к развитию опухолевой болезни и гибели организма.
Для индукции опухоли необходимо длительное и относительно непрерывное воздействие промотора.
Промоторы оказывают многообразное влияние на клетки. Они влияют на состояние клеточных мембран, имеющих специфические рецепторы к промоторам, в частности активируют мембранную протеинкиназу, влияют на клеточную дифференцировку и блокируют межклеточные связи.
Растущая опухоль не является застывшим, стационарным образованием с неизменными свойствами. В процессе роста ее свойства постоянно изменяются: какие-то признаки теряются, какие-то возникают. Эта эволюция свойств опухоли получила название «опухолевая прогрессия».
Прогрессия — это третья стадия опухолевого роста.
Наконец, четвертая стадия — исход опухолевого процесса.

Канцерогенез не только вызывает стойкие изменения генотипа клетки, но и оказывает многообразное влияние на тканевом, органном и организменном уровнях, создавая в ряде случаев условия, способствующие выживанию трансформированной клетки, а также последующему росту и прогрессии новообразований. По мнению В.М.Дильмана (В.М.Дильман. Большие биологические часы (введение в интегральную медицину), Издательство "Знание" Москва 1982 (208 стр.), эти условия возникают в результате глубоких нарушений функций нейроэндокринной и иммунной систем. Некоторые из таких сдвигов могут варьировать в зависимости от особенностей канцерогенных агентов, что может быть обусловлено, в частности, различиями в их фармакологических свойствах. Наиболее общими реакциями на канцерогенное воздействие, существенными для возникновения и развития опухоли, являются изменения в уровне и соотношении биогенных аминов в центральной нервной системе, в частности в гипоталамусе, сказывающиеся, среди прочего, на гормонально-опосредованном усилении клеточной пролиферации, а также нарушения углеводного и жирового обмена, изменения функции различных звеньев иммунной системы.

ПОНЯТИЕ О КАНЦЕРОГЕНАХ.

Возникновение опухолей, является результатом взаимодействия канцерогенных факторов и организма. По оценкам Всемирной организации (ВОЗ), эта болезнь на 80—90 % связана с факторами окружающей среды. Воздействие канцерогенов происходит постоянно на протяжении жизни индивидуума.

Представления о специфических агентах, вызывающих опухоли, первоначально возникли в области профессиональной патологии. Они складывались постепенно и прошли значительную эволюцию. Первоначально в период господства идей Р.Вирхова о роли раздражения в развитии рака, к ним относили различные факторы хронических повреждений, как механические, так и химические. Однако с начала XX в. по мере развития экспериментальной онкологии, химии, физики, вирусологии и благодаря систематическим эпидемиологическим исследованиям, возникли четкие конкретные представления о канцерогенных агентах.
Комитет экспертов ВОЗ дал следующее определение понятия канцероген: «Канцерогеном называют агент, способный вызывать или ускорять развитие новообразования, независимо от механизма его действия или степени специфичности эффекта. Канцероген — это агент, который в силу своих физических или химических свойств может вызвать необратимые изменения или повреждения в тех частях генетического аппарата, которые осуществляют гомеостатический контроль над соматическими клетками» (ВОЗ, 1979).
В настоящее время твердо установлено, что опухоли могут вызывать химические, физические или биологические агенты.

Химические канцерогены

Экспериментальные исследования по индукции опухолей различными агентами у животных, начатые в начале XX в. К.Ямагива и К.Ичикави , привели к открытию значительного количества химических соединений различной структуры, получивших общее название бластомогенных, или канцерогенных, веществ.
Одним из выдающихся исследователей этой проблемы был Э.Кэнневей , выделивший в 1930-х гг. бенз(а)пирен — первый из ныне известных химических канцерогенов окружающей среды. В эти же годы Т.Йошида и Р.Киносита открыли группу канцерогенных аминоазосоединений, а У.Хеупер впервые показал канцерогенность ароматических аминов. В 1950-е гг. П.Мэйджи и Дж. Варне (J.Barnes), а следом за ними Г.Дракрей (H.Druckrey) и соавт., выявили группу канцерогенных N-нитрозосоединений. Тогда же была показана канцерогенность некоторых металлов, выявлены канцерогенные свойства отдельных природных соединений (афлатоксинов) и лекарственных препаратов. Эти экспериментальные исследования, подтвердили результаты эпидемиологических наблюдений, над возникновением опухолей у человека.

В настоящее время все известные химические канцерогенные вещества подразделяют на классы в соответствии с химическим строением.

В зависимости от характера действия на организм химические канцерогены подразделяют на три группы: Международное агентство по изучению рака (г.Лион, Франция), которое является специализированным органом ВОЗ, провело обобщение и анализ сведений о канцерогенных факторах. Более 70 томов, изданных агентством, содержат данные, которые свидетельствуют о том, что примерно из 1 000 подозрительных в отношении канцерогенности агентов, только для 75 веществ, производственных вредностей и других факторов доказано, что они могут быть причиной возникновения рака у человека.
Самым надежным доказательством служат результаты многолетних эпидемиологических наблюдений за большими группами людей, проведенные во многих странах, которые показали, что контакт с веществами в производственных условиях вызывал образование злокачественных опухолей. Однако доказательства канцерогенности сотен других веществ в возникновении рака у человека носят не прямой, а косвенный характер. Например, такие химические вещества, как нитрозамины или бенз(а)пирен вызывают рак в опытах на многих видах животных. Под их влиянием культивируемые в искусственной среде нормальные клетки человека могут превратиться в злокачественные. Хотя эти доказательства не подкреплены статистически достоверным числом наблюдений над людьми, канцерогенная опасность таких соединений сомнений не вызывает.

Международное агентство по изучению рака составило подробную классификацию исследованных на канцерогенность факторов. В соответствии с этой классификацией все химические вещества подразделены на три категории.
Первая категория — это вещества, канцерогенные для человека и животных (асбест, бензол, бензидин, хром, винилхлорид и др.).
Вторая категориявероятно канцерогенные для человека вещества и группы соединений. Эта категория в свою очередь подразделена на подгруппу А (высокой степени вероятности), представленную сотнями веществ, канцерогенных для животных двух или нескольких видов (афла-токсин, бенз(а)пирен, бериллий и др.), и подгруппу В (низкой степени вероятности), характеризующуюся канцерогенными свойствами для животных одного вида (адриамицин, хлорфенолы, кадмий и др.). Третья категория — это вещества или группы соединений, которые невозможно классифицировать из-за недостатка данных.
Названный перечень веществ в настоящее время является наиболее убедительным международным документом, содержащим данные о канцерогенных агентах и степени доказанности их канцерогенной опасности для человека.
Вне зависимости от структуры и физико-химических свойств, все химические канцерогенные соединения обладают рядом общих черт действия.
Прежде всего, для всех канцерогенов характерен длительный латентный период действия. Следует различать истинный, или биологический, и клинический латентный период.
Малигнизация клеток не начинается с момента контакта их с канцерогеном. Химическое канцерогенное вещество подвергается в организме процессам биотрансформации, в результате чего образуются канцерогенные метаболиты, которые, внедряясь в клетку, вызывают глубокие нарушения, закрепляющиеся в ее генетическом аппарате, обусловливая малигнизацию клетки.

Истинный, или биологический, латентный период — это период времени от образования в организме канцерогенных метаболитов до начала неконтролируемого размножения малигнизированных клеток. Обычно используют понятие клинического латентного периода, который значительно длиннее биологического. Он исчисляется временем от начала контакта с канцерогенным агентом до клинического обнаружения опухоли.
Второй существенной закономерностью действия канцерогенов, является зависимость «доза —время —эффект»: чем выше разовая доза вещества, тем короче латентный период и тем выше частота возникновения опухолей.
Другой закономерностью, характерной для действия канцерогенов, является стадийность морфологических изменений, предшествующих развитию рака. Эти стадии включают диффузную неравномерную гиперплазию, очаговые пролифераты, доброкачественные и злокачественные опухоли.
Химические канцерогены подразделяют на две группы, в зависимости от их природы. Подавляющее большинство канцерогенных химических соединений имеют антропогенное происхождение, их появление в окружающей среде связано с деятельностью человека. В настоящее время известны многие технологические операции, при которых могут образовываться, например, наиболее распространенные канцерогены — полициклические ароматические углеводороды. Это прежде всего процессы, связанные со сжиганием и термической переработкой топлива и других органических материалов.
Вторая группа — природные канцерогены, не связанные с производственной или иной деятельностью человека. К ним относятся продукты жизнедеятельности некоторых растений (алкалоиды) или плесневых грибов (микотоксины). Так, афлатоксины являются метаболитами соответствующих микроскопических плесневых грибков, паразитирующих на различных пищевых продуктах и кормах.
Раньше предполагалось, что грибы, продуцирующие афлатоксины, распространены только в тропических и субтропических странах. Согласно современным представлениям, потенциальная опасность появления этих грибов, а следовательно, и загрязнения пищевых продуктов афлатоксинами почти повсеместна, за исключением лишь стран с холодным климатом, таких как Север Европы и Канада.

Физические канцерогены. К ним относятся следующие агенты:

  1. различные виды ионизирующей радиации (рентгеновские, гамма-лучи, элементарные частицы атома — протоны, нейтроны, альфа-, бета-частицы и др.)
  2. ультрафиолетовое излучение
  3. механические травмы тканей
Следует отметить, что еще до открытия химических канцерогенов, в 1902 г. Э.Фрибен (Е. Frieben) описал рак кожи у человека, вызванный рентгеновскими лучами, а в 1910 г. Дж. Клунет (J. Clunet) впервые получил опухоли у животных, с помощью рентгеновского облучения.
В последующие годы усилиями многих радиобиологов и онкологов, в том числе и отечественных, было установлено, что опухолеродными эффектами обладают не только различные виды искусственно вызванного ионизирующего излучения, но и природные источники, включая ультрафиолетовое излучение Солнца.
В современной литературе, к физическим канцерогенным агентам окружающей среды, принято относить лишь радиационные факторы — ионизирующее излучение всех видов и типов и ультрафиолетовое излучение Солнца.
Рассматривая канцерогенез как многостадийный процесс, состоящий из инициации, промоции и прогрессии, установлено, что ионизирующее излучение является слабым мутагеном в активации протоонкогенов, это может иметь значение на ранних стадиях канцерогенеза. В то же время ионизирующее излучение высокоэффективно в дезактивации генов-супрессоров опухолевого роста, что имеет значение для прогрессии опухолей.

Биологические канцерогены. Вопрос о роли вирусов в этиологии опухолей возник в начале XX в.
В 1910 г. П.Роус (P.Rous) впервые перевил бесклеточным фильтратом опухоль у птиц и объяснил это наличием опухолевого вируса, чем подтвердил положение А.Боррела (A.Borrel) и еще более ранних авторов, о вирусах как причине рака.
В настоящее время известно, что 30 % всех онкологических заболеваний вызывают вирусы, в том числе вирусы папилломы человека.
Вирус папилломы человека определяется в 75 — 95% наблюдений плоскоклеточного рака шейки матки. Несколько типов вируса папилломы человека обнаружены в опухоли при инвазивном раке полости рта, ротоглотки, гортани и полости носа.
Вирусы папилломы человека 16-го и 18-го типов играют важную роль в канцерогенезе рака органов головы и шеи, особенно при раке ротоглотки (54 %) и гортани (38 %). Ученые изучают связь вируса герпеса с лимфомами, саркомой Капоши, вируса гепатита В и С с раком печени.

Однако заболеваемость раком на порядок ниже частоты вирусных инфекций. Это заставляет предположить, что для развития опухолевого процесса одного наличия вирусов недостаточно. Необходимо еще наличие каких-то клеточных изменений или изменений иммунной системы хозяина.
Поэтому на современном этапе развития онкологии и онковирусологии, следует думать, что с клинической точки зрения онкогенные вирусы не являются инфекционными. Вирусы, так же как химические и физические канцерогены, служат лишь экзогенными сигналами, влияющими на эндогенные онкогены — гены, контролирующие клеточное деление и дифференцировку.
Молекулярный анализ вирусов, связанных с развитием рака, показал, что их функция, по крайней мере частично, связана с изменением кодирования белков-супрессоров, которые регулируют рост клетки и апоптоз.
С точки зрения онкогенности вирусы условно можно подразделить на «истинно онкогенные» и «потенциально онкогенные». Первые, независимо от условий взаимодействия с клеткой, вызывают превращение нормальных клеток в опухолевые, т.е. являются естественными, природными возбудителями злокачественных новообразований. К ним относятся РНК-содержащие онкогенные вирусы.
Вторая группа, включающая ДНК-содержащие вирусы, способна вызывать трансформацию клеток и образование злокачественных опухолей лишь в лабораторных условиях и у животных, которые не являются естественными, природными носителями («хозяевами») этих вирусов.

К началу 1960-х гг. Л.А.Зильбер в окончательном виде сформулировал вирусогенетическую гипотезу, основным постулатом которой является мысль о физической интеграции геномов вируса и нормальной клетки, т.е. при попадании онкогенного вируса в зараженную клетку/ первый внедряет свой генетический материал в состав хромосомы клетки-хозяина, становясь ее интегральной частью — «геном» или «батареей генов», тем самым индуцируя превращение нормальной клетки в опухолевую.
Современная схема вирусного канцерогенеза заключается в следующем: 1) вирус проникает в клетку; его генетический материал закрепляется в клетке путем физической интеграции с клеточной ДНК; 2) в составе вирусного генома имеются специфические гены — онкогены, продукты которых непосредственно отвечают за превращение нормальной клетки в опухолевую; такие гены в составе интегрированного вирусного генома должны начать функционировать с образованием специфических РНК и онкобелков; 3) онкобелки — продукты онкогенов — воздействуют на клетку таким образом, что она теряет чувствительность к влияниям, регулирующим ее деление, и становится опухолевой и по другим фенотипическим признакам (морфологическим, биохимическим и т.д.).

РОЛЬ ГОРМОНОВ В РАЗВИТИИ ОПУХОЛЕЙ

Гормоны, как и канцерогены, влияют на клетку и через организм (опосредованно) и непосредственно, оказывая прямое действие на ее генетический аппарат. Гормоны способствуют снижению противоопухолевого иммунитета, вследствие чего создаются благоприятные условия для развития злокачественных новообразований.
Нарушение гормонального гомеостаза, вызванное изменениями в функционировании нейроэндокринной системы, способствует развитию рака. Этот механизм широко освещен в литературе применительно к нарушениям, возникающим вследствие первичного дефицита тех или иных гормонов.
Так, например, гипотиреоз может явиться причиной развития диффузного или узлового зоба, а односторонняя овариэктомия — причиной возникновения кистозных изменений в оставшемся яичнике. В этих случаях механизм, способствующий развитию патологического процесса, может быть обозначен как периферический тип гомеостатической недостаточности. Соответственно, мерой профилактики и лечения в подобных ситуациях, является заместительная терапия соответствующими гормонами.

Вместе с тем, в процессе нормального старения и под влиянием ряда факторов, интенсифицирующих процесс старения, механизм гормональных нарушений, способствующих канцерогенезу, имеет иной характер.
В этих случаях, нарушение гормонального равновесия первично возникает не из-за недостатка периферического гормона, а является следствием снижения чувствительности центрального (гипоталамо-гипофизарного) звена гомеостатической системы, к действию соответствующего периферического гормона по механизму отрицательной обратной связи. Соответственно, данный тип нарушения гомеостаза был обозначен как центральный тип гомеостатической недостаточности.
Подобные взаимоотношения отчетливо обнаруживаются в репродуктивной системе, что проявляется повышением в крови уровня гонадотропинов, особенно фолликулостимулирующего гормона (ФСГ). Данный сдвиг воспроизводит, вследствие пролиферативного воздействия на ткань яичников, одно из условий, способствующих развитию опухолей. Этим можно объяснить, почему применение стероидных противозачаточных средств, которые не только предотвращают овуляцию, но и снижают концентрацию в крови гонадотропинов, уменьшает частоту опухолей яичников.
Гормональный статус является фактором, определяющим риск возникновения многих злокачественных опухолей, прежде всего молочной железы, тела матки, яичников, предстательной железы и яичка.
В структуре заболеваемости злокачественными новообразованиями в России, гормонозависимые опухоли составляют 17,6 %. Гормонозависимая злокачественная опухоль развивается в результате повышенной (чрезмерной) гормональной стимуляции органа, нормальный рост, развитие и функция которого находится под контролем того или иного стероидного или полипептидного гормона. Деление опухолей на гормонозависимые и гормононезависимые является условным, поскольку деление клеток любой ткани контролируют гормональные факторы.

Экспериментальные исследования и клинические наблюдения, свидетельствуют о канцерогенном влиянии эстрогенов на организм. Участие эстрогенов в процессе гормонального канцерогенеза, сводится к исполнению ими роли факторов промоции (в первую очередь как индукторов усиленной пролиферации и ингибиторов апоптоза) и инициации, способных чаще всего опосредованно (в частности, через образование свободнорадикальных продуктов обмена производных классических эстрогенов — так называемых катехолэстрогенов), повреждать ДНК.
У женщин, суммарный уровень эстрогенной стимуляции в течение жизни, зависит от возраста менархе и менопаузы и от числа овуляций. Последнее, в свою очередь определяется количеством беременностей. Беременность, как, впрочем, и оральные контрацептивы, содержащие прогестерон, приводят к супрессии овуляции и соответственно снижению эстрогенной стимуляции гормонозависимых органов, уменьшая риск развития злокачественного новообразования.
На гормональный статус женщины, также оказывают влияние возраст первых родов, число родов, применение пероральных контрацептивов и других гормональных препаратов.

Андрогены способствуют развитию рака предстательной железы. Гипотиреоидизм является фоном, облегчающим возникновение рака.

Кортикостероидные гормоны обладают общим катаболическим действием, способствуют понижению синтеза белков и увеличению их перехода в углеводы, понижая тканевую устойчивость и усиливая метастазирование.

Большое влияние на опухолевый рост оказывает также гормон роста. Это обусловлено тем, что гормон роста усиливает дифференцировку и рост клеток, ускоряет их пролиферацию, увеличивает количество митозов. В результате, под его воздействием стимулируется рост и метастазирование всех видов экспериментальных опухолей у животных.

ОСНОВНЫЕ ФАКТОРЫ РИСКА ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫХ НОВООБРАЗОВАНИЙ

По данным ВОЗ, на заболеваемость раком большое влияние оказывают следующие факторы:

Факторы питания. Избыток в диете любого из основных ингредиентов пищи — белков, жиров и углеводов — способствует развитию рака, так как этот избыток тем или иным образом создает нарушения обмена веществ.
Например, повышенное содержание в диете холестерина увеличивает частоту рака легкого. Имеется высокая корреляция между риском заболевания раком молочной железы и калорийностью диеты, потреблением легкоусвояемых углеводов. Увеличение сверх нормы в диете животных белков также увеличивает частоту рака, что в значительной мере обусловлено влиянием животного жира и холестерина.
Употребление в пищу соленого мяса, особенно в сочетании с курением, считают основным фактором риска при раке гортани.Выявлена связь между количеством сахара в диете и частотой рака молочной железы. Установлена обратная корреляция между потреблением крахмала и частотой развития рака толстой кишки. Крахмал является хорошим субстратом для продукции бутирата, который оказывает защитное действие на эпителий толстой кишки. Микронутриенты, содержащиеся в консервированных пищевых продуктах (соль, нитриты) и фосфаты повреждают слизистую оболочку в пищеварительном тракте, что увеличивает возможность мутагенного воздействия.
К защитным факторам относятся кальций, который уменьшает проницаемость слизистой оболочки, и антиоксиданты (витамин С, каротиноиды), микроэлементы (селен) и растительные антиканцерогены (фитоэстрогены, флавоноиды, полифенолы чая).
Эпидемиологические исследования показывают, что избыток жира в диете (как растительного, так и животного происхождения) способствует развитию злокачественных новообразований.
Факторы проканцерогенного действия жира следующие:

Лишняя масса тела повышает риск возникновения практически всех форм рака, и чем она больше, тем выше опасность. В научной литературе накопилось много данных, подтверждающих связь ожирения с развитием рака почки, толстой кишки, легких, молочных желез и женской половой сферы.
При выраженном ожирении риск умереть от рака выше у мужчин на 52%, а у женщин на 62% по сравнению с людьми, имеющими нормальную массу тела.
В результате исследования, проведенного в США, получены следующие данные. Среди женщин с максимальной массой тела, причиной смерти рак матки был в 6 раз чаще, рак почки — в 5 раз, рак шейки матки — в 3 раза, рак груди, желчного пузыря, поджелудочной железы и пищевода — в 2 раза чаще по сравнению с контрольными группами.
Среди мужчин с максимальной массой тела, причиной смерти рак печени был — в 6 раз чаще, рак поджелудочной железы — в 2 раза, желчного пузыря, желудка и прямой кишки — на 75 % чаще по сравнению с контрольными группами.

В последние годы, существенное внимание уделяют возможной защитной роли так называемых растительных волокон, к которым относятся целлюлоза, пектин и т.п. Считают, что пища, содержащая растительные волокна (в частности, капуста, горох, бобы, морковь, огурцы, яблоки, слива и др.), может способствовать уменьшению частоты рака желудочно-кишечного тракта. Все еще не определено, связано ли протективное свойство пищевых волокон с их количеством или с функцией определенных компонентов. Диетические волокна воздействуют на процесс брожения в толстой кишке (заканчивающийся производством короткоцепочечных жирных кислот типа бутирата — ингибитора апоптоза) и увеличивают объем фекальных масс (приводя таким образом к уменьшению концентрации канцерогенных веществ в просвете толстой кишки).
Некоторые растительные компоненты, содержащие прежде всего лигнины, в результате метаболизма в кишечнике могут повышать уровень эстрогенов в организме. К таким растениям относится соя.
Наиболее благоприятный эффект рационального образа жизни, отмечен среди некурящих, не употребляющих спиртные напитки и мясо и ежедневно питающихся свежими овощами. В этой гpyппe лиц, ежегодная смертность от опухолей в стандартизованных показателях, составила 324 случая на 100 тыс. чел. по сравнению с 800 случаями на 100 тыс. чел. у людей с противоположным по характеру образом жизни. В то же время белковое голодание способствует значительному снижению активности иммунитета и также весьма нежелательно.

Курение. Как считают эксперты Комитета ВОЗ по борьбе с курением, в настоящее время имеются убедительные данные о наличии причинно-следственной связи между курением и раком легкого. Они основаны на многочисленных ретроспективных исследованиях, проведенных в ряде стран. Эти исследования неизменно выявляют тесную связь между раком легкого и потреблением сигарет. При этом степень риска развития рака легкого находится в прямой зависимости от числа выкуриваемых сигарет, возраста, в котором было начато курение, частоты и глубины затягивания и т.д.
Для иллюстрации зависимости частоты развития рака легкого от числа выкуриваемых сигарет можно привести следующие данные: в США у лиц, выкуривающих в день две пачки сигарет и более, риск заболевания раком легкого в 24 раза выше, чем у некурящих.
Курение и употребление алкоголя, являются ведущими факторами риска рака органов головы, шеи и ротовой полости, включающего рак губы, языка, десен, гортани и глотки.
Примерно 400 тыс. новых случаев этих заболеваний диагностируют в мире ежегодно, и большая их часть возникает в развивающихся странах. Исследователи обнаружили, что табачный дым разрушает молекулы антиоксидантов в слюне и превращает ее в смесь опасных химических веществ. Мышьяк, никель, кадмий и бериллий, присутствующие в сигаретном табаке, могут (до 10% для некоторых из них) переходить в табачный дым при курении.
Подвергнутая воздействию табачного дыма слюна не только теряет свои защитные свойства, но даже становится опасной и способствующей разрушению клеток ротовой полости.
Курение повышает также частоту рака пищевода, желчного пузыря и поджелудочной железы. В опубликованных проспективных исследованиях, проведенных в США, была установлена связь между курением и риском развития рака поджелудочной железы. Показано двух- и трехкратное повышение риска возникновения рака поджелудочной железы у курящих лиц по сравнению с некурящими.
Механизм влияния курения на заболеваемость раком не установлен. Считается, что специфические канцерогены попадают в поджелудочную железу или гематогенным путем, или при рефлюксе желчи. Прекращение курения может предотвратить 25 % случаев смерти от рака поджелудочной железы.

Имеется большое число публикаций, свидетельствующих о канцерогенном действии алкоголя при развитии рака верхних отделов пищеварительного тракта, первичного рака печени, рака молочной железы, прямой кишки и др.
Несмотря на внушительный объем научной информации, подтверждающей канцерогенность потребления спиртных напитков для человека, механизм канцерогенного действия алкоголя все еще не ясен. Согласно экспериментальным исследованиям этанол, как таковой, не канцерогенен. Считается, что этанол играет роль промотора канцерогенеза.

Репродуктивный анамнез. Данный фактор играет важную роль в этиологии опухолей женских половых органов. Это, прежде всего особенности менструальной, половой, детородной и лактационной функций. Так, ранний возраст начала менструации (менархе) и поздняя менопауза повышают риск развития рака молочной железы, рака тела матки и яичника.
У женщин, у которых возраст менархе был 15 лет и более, по сравнению с женщинами, которые начали менструировать до 13 лет, онкологический риск рака молочной железы снижен наполовину. У женщин с поздней менопаузой (54 года и более) онкологический риск увеличен в 4 раза по сравнению с женщинами, у которых менопауза наступила до 47 лет.
Роды снижают риск развития рака молочной железы. По сравнению с никогда не рожавшей женщиной у женщины, которая родила одного ребенка, онкологический риск снижен на 50%. Более того, с увеличением числа беременностей, завершившихся родами, риск развития рака молочной железы продолжает снижаться, и у женщины, родившей трех и более детей, риск на 65 % ниже, чем у нерожавших женщин.
Ранние роды также являются фактором, снижающим риск развития рака молочной железы. Так, у женщин, которые родили первого ребенка до 25 лет, онкологический риск на 35 % ниже, чем у женщин, у которых первые роды были после 35 лет.

Ионизирующая радиация, инсоляция. Ионизирующая радиация, обнаруживаемая в сфере обитания человека, складывается из естественного (природного) радиационного фона и ионизирующих источников, происхождение которых обусловлено деятельностью человека.
Радиационный (ионизирующий) природный фон слагается из действия трех типов источников ионизирующей радиации. Первый из них — это космические лучи, достигающие поверхности Земли, второй — излучение радиоактивных элементов, входящих в состав земной коры (почвы, горных пород, морской воды, в некоторых случаях почвенных вод).
Следствием присутствия радиоактивных элементов в горных породах является их наличие в строительных материалах и ионизирующее излучение каменными зданиями. Из горных пород, а также из получаемых из них строительных материалов медленно выделяется в том или ином количестве радиоактивный газ радон. Выделение его происходит и из конструктивных элементов каменных зданий. Эти обстоятельства обусловливают присутствие радона в морской воде и водах некоторых источников, а также в производственных и жилых помещениях.
Наконец, третий тип — это ионизирующее излучение радиоактивных нуклидов, входящих в состав организма людей (и животных). Интересно то, что каждый из этих трех типов источников ионизирующих излучений в настоящее время вносит приблизительно одинаковый вклад, в общий уровень естественного радиационного фона.
Полная радиационная нагрузка на человека в современном обществе, по существующим оценкам, определяется приблизительно на 2/3 действием естественного фона ионизирующего излучения и на 1/3 влиянием антропогенных его источников.
Среди последних наибольшую долю составляет использование ионизирующего излучения в медицине (диагностика и терапия). Радиационная нагрузка такого происхождения достигает примерно 30 % полной нагрузки на человека ионизирующего излучения от всех возможных источников. Радиационная нагрузка от других источников антропогенного происхождения, включая радиоактивные атмосферные осадки, профессиональные радиационные вредности и радиоактивные отходы, составляет лишь несколько процентов (около 2%) полной нагрузки, происходящей от всех источников.
По оценкам специалистов по радиационной гигиене, совокупным канцерогенным действием ионизирующего излучения обусловлено лишь около 1 — 10 % всех злокачественных опухолей у людей.

Анализ случаев лейкоза в Греции, начиная с 1980 г., показал, что частота заболеваний у детей в возрасте до 12 мес среди подвергшихся внутриутробному облучению вследствие выпадения радиоактивных осадков после аварии на Чернобыльской АЭС в 2,6 раза выше, чем у необлученных.
Воздействие малых доз радиации на щитовидную железу детей является причиной резкого увеличения частоты папиллярных форм рака щитовидной железы. При этом пик их возникновения наблюдается в 20 —25-летний период, после радиационного воздействия в дозах 10—60 сГр.
Вторым важным лучевым канцерогенным фактором окружающей человека среды является солнечная ультрафиолетовая радиация. На основании эпидемиологических исследований сделан вывод, что преобладающее большинство различных форм рака кожи, следует рассматривать как географическую патологию, связанную с длительным избыточным воздействием солнечных ультрафиолетовых лучей. Важное этиологическое значение солнечные ультрафиолетовые лучи имеют также для рака губы и злокачественной меланомы кожи.
Активацию протоонкогена вызывает ультрафиолетовое излучение с длиной волны 160 — 320 нм, которое поглощается ДНК с переходом ее оснований в возбужденное состояние. После этого ДНК может перестроить свою молекулярную структуру и перейти в новое стабильное состояние. Одновременно с трансформацией нормальных клеток в раковые, ультрафиолетовые кванты подавляют иммунную и репарационную системы организма.
Известно, что в результате антропогенных воздействий на стратосферу возможно уменьшение толщины ее озонового слоя, что ведет к усилению потока ультрафиолетовых лучей, достигающих сферы обитания человека. Между тем увеличение интенсивности ультрафиолетовой радиации Солнца на 1%, повышает частоту рака кожи на 2%.

Профессиональный рак. Профессиональную опухоль определяют как бластомогенную реакцию, возникшую в результате профессиональной деятельности человека при регулярном, обычно длительном, контакте с некоторыми экзогенными химическими и физическими агентами, действующими достаточно интенсивно.
По определению Комитета экспертов ВОЗ, профессиональный канцероген — это канцероген, который вызывает злокачественные опухоли у мужчин и женщин в результате их профессиональной деятельности.
Установление связи между появлением профессиональных заболеваний и вызывающими их канцерогенными факторами, осложняется латентным периодом опухолей, иногда очень длительным.
Например, первые профессиональные опухоли (ангиосаркомы печени), обусловленные действием мономера винилхлорида, были обнаружены более чем 40 лет спустя, после начала производственного применения этого вещества. Поэтому при выявлении профессиональных онкологических заболеваний важное значение приобретают установление профессионального маршрута заболевшего и ретроспективный анализ связи заболевания с профессией.
Влияние на возникновение злокачественных новообразований у мужчин более выражено, чем у женщин, по-видимому, в связи с тем что профессиональные воздействия у мужчин чаще сочетаются с более тяжелыми условиями труда и большей распространенностью вредных привычек (курение, злоупотребление алкоголем). Вклад профессиональных воздействий в смертность от различных локализаций рака варьирует от 25% (плевра, носовые пазухи и другие органы дыхания, кроме легких) до 1 % (предстательная железа).
Профессиональные воздействия, повышающие онкологический риск, охватывают практически все локализации злокачественных новообразований. Наиболее часто в качестве органов-мишеней производственных канцерогенных воздействий выступают легкое, органы желудочно-кишечного тракта, кожа, мочевой пузырь, кроветворная и лимфатическая ткани, центральная нервная система.
Канцерогенную опасность для людей представляют предприятия по производству и применению сажи, каменноугольных смол и минеральных масел; предприятия, связанные с производством и применением некоторых ароматических аминосоединений; производство и применение асбеста; предприятия по получению и очистке мышьяка, хрома, никеля.

Исследования в различных странах показали, что наиболее устойчивая зависимость заболеваемости и смертности от профессиональных вредностей, наблюдается при раке легкого. Они наиболее высоки у водителей грузового автотранспорта, трактористов, рабочих асбестовых производств и сталеплавильщиков, т.е. у людей, непосредственно контактирующих с полициклическими ароматическими углеводородами и асбестом. При работе в контакте с соединениями мышьяка в течение 25 лет риск возникновения опухолей легких увеличивается у рабочих в 8 раз по сравнению с общим населением.
Доказана повышенная онкологическая заболеваемость при производственном контакте с изопропиловым спиртом (рак околоносовых пазух) и бензолом (лейкемия). Рак полости носа у рабочих мебельных и обувных фабрик вызывает древесная и кожевенная пыль.
Возникновение рака мочевого пузыря связывают с профессиональными вредностями: воздействием ароматических аминов в производстве красителей, резиновой и текстильной промышленности. Сюда же относят профессии, связанные с воздействием красок и растворителей, кожаной пыли, чернил, некоторых металлов, полициклических ароматических углеводородов, продуктов сгорания дизельного топлива. При почечно-клеточном раке не исключается роль асбеста и влияние работы в горячих плавильных цехах.

В настоящее время отмечаются две тенденции в характере профессиональных онкологических заболеваний:

  1. Неуклонное возрастание числа профессий, при которых выявляются профессиональные онкологические заболевания. Это связано с тем, что во всем мире наблюдается нарастание количества химических соединений, синтезируемых в лабораториях и производимых промышленностью. По имеющимся данным, ежегодно вводится в потребление более 5 000 новых химических соединений.
  2. Повышение частоты возникновения у рабочих некоторых производств не только рака основной локализации, но и опухолей других локализаций, не свойственных для данной профессии. Так, например, мышьяк вызывает рак не только легкого, но и кожи; асбест поражает, кроме легкого, плевры и брюшины, также и желудочно-кишечный тракт.
Таким образом, проблема профессиональных опухолей не утратила своей актуальности и в настоящее время. Увеличивается число новых видов профессиональных онкологических заболеваний, вызываемых неизвестными ранее производственными канцерогенными факторами. При этом их канцерогенное воздействие сказывается не только на работающих, но и на их потомстве.

Загрязнение окружающей среды. Рост заболеваемости злокачественными новообразованиями, как сейчас полагают, обусловлен повышением уровня загрязненности внешней среды различными химическими и физическими агентами, обладающими канцерогенными свойствами.
Принято считать, что до 85—90% всех случаев возникновения рака определяется воздействием канцерогенов окружающей среды. Из них около 80% относится к химическим канцерогенам, главным образом полиароматическим углеводородам (ПАУ) и нитрозаминам (НА). В результате систематических исследований уровня загрязнения природных сред ПАУ, был выявлен глобальный характер его распределения. При этом установлено, что концентрация ПАУ и в первую очередь бенз(а)пирена в окружающей среде, соотносится с бластомогенным воздействием.
В настоящее время большую озабоченность вызывает нарастание общей загрязненности почвы и водоемов нитритами и нитратами, в частности за счет расширения применения азотсодержащих удобрений. Она становится причиной появления этих агентов в растениях и растительных пищевых продуктах, кормах и даже продуктах животноводства, например в молоке.
Важным аспектом данной проблемы является то, что нитрозосоединения могут образовываться в организме животных и людей. Существуют многочисленные доказательства того, что эндогенный синтез нитрозосоединений может протекать у людей и животных при концентрациях нитритов и нитратов, реально поступающих в организм с пищей.
Проблема нитратного (нитритного) загрязнения до сих пор остается актуальной и для некоторых европейских стран, но в результате исследований было показано, что упомянутые канцерогены могут образовываться и в желудочно-кишечном тракте человека только при определенных условиях — неправильном питании, снижении кислотности желудочного сока, появлении ненормальной микрофлоры и др.
Устранение нарушений пищеварения делает риск возникновения рака под влиянием нитратов и нитритов минимальным.
Установлено, что химические вещества (анилин, этаноламин), присутствующие в объектах окружающей человека среды, усиливают канцерогенное действие азосоединений и вызывают рак печени в эксперименте на животных.
Эпидемиологические исследования выявили ряд факторов, свидетельствующих о возможности развития рака при употреблении овощей и фруктов, выращенных в условиях использования пестицидов. Установлено, что с увеличением площади полей, обрабатываемых гербицидами, статистически достоверно увеличивается число онкологических больных местного сельского населения. Выяснено, что в семьях, в которых дети заболевали опухолями мозга, использовали (до 80% семей) инсектициды для санации домашних животных, особенно, если это совпадало с первыми 6 мес жизни новорожденных.
Согласно последней классификации ВОЗ, достоверно доказанную канцерогенность для человека имеют мышьяк и его соединения, хром и некоторые его соединения, опасны также технологические процессы рафинирования никеля. К группе веществ с высокой степенью вероятности канцерогенной активности для людей, принадлежат кадмий и хром и некоторые его соединения, опасны также никель и некоторые их соединения. Наконец, имеются данные о канцерогенной активности для людей бериллия и некоторых его соединений.
Как показали исследования, в Татарстане высокая заболеваемость раком толстой кишки коррелирует с повышением содержания в почвенно-растительном слое стронция, свинца и кадмия, а прямой кишки — с хромом, свинцом, стронцием и кадмием.

Все металлы, в виде минералов, в том или ином количестве присутствуют в окружающей человека среде. В виде различных соединений, металлы могут поступать в атмосферу. Источниками их являются высокотемпературные процессы переработки содержащих эти металлы природных материалов: плавление руд, стекольное производство, сжигание каменного угля, производство пестицидов и т.п.
Некоторые исследования указывают на повышенный риск развития рака прямой кишки, при употреблении в пищу грязной воды, а опухолей мочевого пузыря - с употреблением хлорированной воды. Установлено, что в процессе водоподготовки (в основном при использовании хлора в качестве дезинфектанта), образуются принципиально новые химические соединения, большинство из которых способны индуцировать мутации и злокачественные новообразования.

В последнее время, начинает привлекать внимание с точки зрения потенциальной онкологической опасности, еще один физический фактор окружающей человека среды. Речь идет о магнитных полях.
С развитием научно-технического прогресса, повышается вероятность воздействия на людей переменных и постоянных магнитных полей. Между тем, уже сейчас имеются данные, на основании которых можно по крайней мере подозревать канцерогенный эффект таких воздействий на людей. К настоящему времени не определены полностью механизмы, через которые низкочастотные поля могут влиять на развитие рака или другой патологии. В то же время имеются данные, подтверждающие гипотезу о связи экспозиции электромагнитных полей с заболеваемостью лейкозом у детей.

Наследственные опухоли. Доля собственно наследственных форм рака, по различным оценкам, составляет от 2,3 до 7,0 % всех злокачественных заболеваний. Возникновение «наследственных опухолей» связано с мутациями в половых клетках.
Несмотря на генетическую природу всех типов рака, далеко не все они являются наследственными заболеваниями, так как в большинстве случаев связаны с соматическими мутациями, не передающимися по наследству.

По характеру наследуемого признака, наследственные формы рака включают следующие группы:

  1. наследование гена, вызывающего определенную форму рака (например, опухоль Вильмса; наследственная ретинобластома)
  2. наследование гена, повышающего риск заболевания раком, — наследственная предрасположенность к раку (например, пигментная ксеродерма)
  3. полигенное наследование — опухоль или предрасположенность к ней возникает при сочетании у больного нескольких наследственных признаков (например, коллагенозы)

Семейный полипоз кишечника. Множественные аденомы толстой кишки в форме полипов. К 40 годам в 100% случаев развивается карцинома толстой кишки. Наследование аутосомно-доминантное.
Синдром Гарднера (наследственный аденоматоз). Болезнь проявляется в возрасте 20—30 лет полипами толстой кишки, атеромами, лейомиомами и дермоидными кистами кожи, остеомами черепа. Полипы кишечника всегда малигнизируются.
Синдром Пейтца—Турена—Егерса. Одновременное поражение кишечника (полипоз с диспепсическими расстройствами) и кожи (нарушение пигментации). Аденомы кишечника малигнизируются в 5 % случаев.
Опухоль Вильмса (нефробластома, эмбриональный рак почки). Составляет около 20 % всех видов рака у детей. Возникает при нарушении развития почки в любом возрасте, но чаще около 3 лет. Наследственно обусловлены более 30 % случаев опухолей.
Рак молочной железы. Приблизительно 5— 10 % случаев заболеваний раком молочной железы наследственны, их доля обусловлена вертикальной трансмиссией генов BRCA1 и BRCA2, подвергшихся мутации. Наследственная форма рака молочной железы чаще диагностируется у молодых женщин репродуктивного возраста. Риск развития рака в 2 — 3 раза выше у женщин, родственницы которых болели раком молочной железы. Повышенный риск развития злокачественных опухолей молочной железы передается от родителей детям.
Рак яичников. От 5 до 10% случаев рака яичников являются наследственными формами.
Около 10% всех злокачественных меланом наследуется по аутосомно-доминантному типу.
Доля наследственных форм рака желудка невелика. Вероятность развития карциномы желудка у детей или братьев и сестер больного, в 2—3 раза превышает риск в общей популяции.

Большое значение, придают генетическим факторам в формировании первично-множественных злокачественных новообразовании.

ПРИНЦИПЫ КЛАССИФИКАЦИИ ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫХ ОПУХОЛЕЙ

Подразделение опухолей на группы, по так называемым «стадиям» процесса, основано на том, что при локализованных опухолях процент выживаемости выше, чем при поражениях, распространяющихся за пределы органа.
Основной целью клинической классификации злокачественных новообразований TNM Международного противоракового союза (МПPC), является разработка методики единообразного представления клинических данных. Клиническое описание и гистологическая классификация злокачественных опухолей, может оказывать существенную роль: в планировании лечения; составлении прогноза; оценке результатов лечения; обмене информацией между медицинскими центрами; способствовать дальнейшему изучению рака.

Классификация TNM основана на клиническом и гистопатологическом определении анатомического распространения опухоли. Важной задачей клинициста является определение прогноза заболевания и планирование наиболее эффективного курса лечения, для чего требуется объективная оценка анатомической распространенности опухоли. Система TNM отвечает этим требованиям.

Общие правила системы TNM

Система TNM, принятая для описания анатомического распространения поражения, основана на трех компонентах:
Т (tumor — опухоль) — распространение первичной опухоли;
N (nodes — лимфатический узел) — отсутствие или наличие метастазов в регионарных лимфатических узлах и степень их поражения;
М (metastases — органные метастазы) — отсутствие или наличие отдаленных метастазов.
К этим трем компонентам добавляют цифры, указывающие на степень распространенности злокачественного процесса: Т0, T1, Т2, ТЗ; N0, N1, N2, N3; МО, M1.

Во всех случаях используют общие принципы:
Т — первичная опухоль:
Тх — оценить размеры и местное распространение первичной опухоли не представляется возможным;
ТО — первичная опухоль не определяется;
Tis — преинвазивная карцинома (карцинома in situ). T1, Т2, ТЗ, Т4 — отражает нарастание размера и/или местного распространения первичной опухоли;
N — регионарные лимфатические узлы:
Nx — недостаточно данных для оценки регионарных лимфатических узлов;
N0 — нет регионарных метастазов; N1, N2, N3 — отражают различную степень поражения метастазами регионарных лимфатических узлов;
М — отдаленные метастазы;
Мх — недостаточно данных для определения отдаленных метастазов;
МО — нет признаков отдаленных метастазов; M1 — имеются отдаленные метастазы.

Группировка по стадиям

Классификация по системе TNM дает достаточно точное описание анатомического распространения болезни. Четыре степени для Т, три степени для N и две степени для М составляют 24 категории TNM. Для анализа и составления таблиц, необходимо свести эти категории в соответствующее число групп по стадиям.
Карцинома in situ соответствует стадии 0.
Случаи с наличием отдаленных метастазов — IV стадии.
Стадии II (А, В) и III (А, В) отражают варианты местно-регионарной распространенности опухолевого процесса: различные сочетания величины опухоли (Т) и степени поражения регионарных лимфатических узлов (N).

 

Фрагменты из учебного пособия "Онкология". Под редакцией П.В.ГЛЫБОЧКО.
Рекомендовано "Учебно-методическим объединением по медицинскому и фармацевтическому образованию" в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальностям: «Лечебное дело», «Медико-профилактическое дело»



Врач-валеолог, терапевт, микронутриентолог
Александр Дмитриевич Рылов (Новосибирск) не консультирует
АНОНИМОВ и ИНКОГНИТО.

При обращении ко мне как к врачу-консультанту (по телефону, e-mail, SKYPE, VIBER, WhatsApp и иным технологиям связи), УКАЗЫВАЙТЕ СВОИ ПОЛНЫЕ И РЕАЛЬНЫЕ КОНТАКТНЫЕ СВЕДЕНИЯ: фамилию, имя, отчество; возраст в датах рождения; полный адрес с индексом, все контактные телефоны, SKYPE, VIBER, WhatsApp.

Убедительная просьба ко всем пользователям почтовых порталов
@mail.ru, @inbox.ru, @list.ru, @bk.ru: НЕ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ЭТИ ИНТЕРНЕТ-РЕСУРСЫ, в связи с блокировкой антиспамовыми программами этих серверов, отправленных мною массивных индивидуальных подробных консультаций



Оптимальный и юридически достоверный вариант - предоставление Вами по e-mail: 2919412@ngs.ru, помимо всех реальных контактных сведений, максимума клинической информации (история возникновения и развития заболеваний, проводимое ранее и сейчас любое лечение, особенности климата и профессии, предрасположенность по наследству к онкологическим патологиям и иным заболеваниям).

Врач-терапевт, микронутриентолог и валеолог Александр Рылов, разработает для Вас индивидуальную "СХЕМУ безлекарственной терапии, эндоэкологической санации (очищения организма), иммунокоррекции и реабилитация" и "Схему субтилитерапии пробиотиками ВЕТОМ и ацидофилотерапии пробиотиком НАРИНЭ Радужный®", которые позволят Вам самостоятельно восстанавливать здоровье и эффективно корректировать, многие хронические и сложные заболевания (см. на этой странице).

Все препараты и компоненты, входящие в "СХЕМУ терапии...", рассчитанную как минимум на первые 3 месяца, высылаются в полном объеме международной курьерской почтой EMS, вместе с подробнейшей распечаткой схемы применения и со всеми документами по каждому препарату.

Консультации в процессе терапии и реабилитации (независимо от местонахождения пациента) постоянные, как по телефону, так и по e-mail.



Звоните (+4 часа с московским временем):
стационарный телефон +7 383 278-12-64 (Новосибирск, РФ), мобильный +7 960 782-10-69 BEELINE,
врач регуляторной медицины, оператор компьютерной исследовательской системы функциональной регуляторной диагностики АМСАТ®-КОВЕРТ®, микронутриентолог, валеолог и терапевт Рылов Александр Дмитриевич.

Скайпите (видео-аудио связь) и пишите:

 
Александр Дмитриевич РЫЛОВ
 

ВНИМАНИЕ!

Все статьи и иной информационный материал, на страницах этого сайта, защищены ГРАЖДАНСКИМ КОДЕКСОМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (Раздел VII. ПРАВА НА РЕЗУЛЬТАТЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И СРЕДСТВА ИНДИВИДУАЛИЗАЦИИ).
При использовании и перепечатке любых материалов сайта (в том числе с привлеченно-сторонних), активная ссылка на источник обязательна (кликабельная и не шифрованная).
Данный сайт носит информационный характер и не является публичной офертой.




Участник проекта КТО ЕСТЬ КТО в России - врач-валеолог Александр Рылов проект КТО ЕСТЬ КТО без границ и расстояний Рейтинг. Рылов Александр Дмитриевич. врач регуляторной медицины, валеолог-микронутриентолог, терапевт med-catalog.com Яндекс цитирования Союз образовательных сайтов регуляторная медицина, валеология, микронутриентология, врач-Александр Рылов WOlist.ru - каталог сайтов Рунета Search4all.org - каталог сайтов top.medlinks.ru Топ 100 медицинских сайтов Всё для всех -- Медицина

free counters
© 2005-2015 REPSAK (вы можете заказать себе аналогичный или иной сайт, связавшись с REPSAK).